Loading

'биография'

Вспоминая Жака-Ива Кусто: Человек моря

Продолжение. Начало здесь: "Вспоминая Кусто".

Жак-Ив КустоЧетыре зимних месяца 1951-1952 годов соратники Кусто и сам капитан ежедневно надевали акваланги и погружались в тёплые воды Красного моря. Целый день они проводили возле коралловых рифов, всплывая лишь для того, чтобы немного отдохнуть и перезарядить баллоны. Их чувства невозможно было передать словами – в первые дни ныряльщики от восхищения не могли даже говорить, только покачивали головами и разводили руками. Они увидели прекраснейшее на планете море и потрясающе богатый животный и растительный мир.

С Красным морем связано более десяти лет жизни Кусто. Покинув его в феврале 1952 года, он возвращался сюда ежегодно. Красное море не отпускало его. И это неудивительно – по разнообразию форм жизни с Красным морем не может сравниться даже Большой барьерный риф,  тропические атоллы Индийского океана и другие не менее благодатные места.

Животный мир Красного моря уникален. Он настолько разнообразен, что здесь встречается четверть всех видов морских животных, обитающих на Земле. Одних кораллов насчитывается около 400 разновидностей.

Всю зиму Кусто и его команда снимали на киноплёнку подводный мир. В перерывах между погружениями Жак-Ив Кусто и Фредерик Дюма писали книгу. Она вышла в 1953 году под названием «В мире безмолвия». 266 страниц из которых 62 страницы были отведены фотографиям – как черно-белым, снятым ещё в 1936 году, так и новым цветным.

Только в 1953 году и только во Франции эта книга разошлась тиражом в 486 тысяч экземпляров.  А к 1960 году, когда книга была переведена на десятки языков, общий тираж перевалил за… 5 миллионов.

Read more...

Вспоминая Жака-Ива Кусто: «Калипсо»

Продолжение. Начало здесь: "Вспоминая Кусто". 

Калипсо - база Жака-Ива КустоПосле войны для Кусто и его товарищей наступили очень благоприятные и плодотворные времена. Группа Кусто принимала участие в разминировании подводных минных полей – вместе с военными водолазами в тяжёлом снаряжении. При совместных погружениях водолазы с завистью наблюдали за свободными перемещениями аквалангистов. После этого многие из военных ныряльщиков просились в группу Кусто. Но Жак-Ив был человеком подневольным, военным, а потому действовать мог только с разрешения командования.

Самой впечатляющей операцией Кусто в первый послевоенный год стало извлечение боевой торпеды с борта затопленной подводной лодки. Но для науки наибольшую пользу принесла экспедиция Кусто в Тунис. В 1948 году Жак-Ив получил от военного ведомства Франции задание передислоцироваться в Северную Африку, чтобы провести в прибрежных водах Туниса первые в мире подводные раскопки.

Оснащённые аквалангами, кинокамерами и фотоаппаратами с цветной плёнкой, подводными осветителями – боксы для камер и осветители сконструировал сам Кусто – члены группы обследовали место затопления древнеримских судов периода завоевания Карфагена. Находки просто ошеломили учёных. Так возникла новая прикладная область науки – подводная археология.

Read more...

Вспоминая Жака-Ива Кусто: Акваланг

Продолжение. Начало здесь: "Вспоминая Кусто".

Жак-Ив КустоДетали жизни Кусто в военное время не вполне ясны даже с учётом того, что Командору посвящены десятки книг, а его судьба описана едва ли ни по часам (но уж точно по дням и неделям). Скорее всего, сказалось покровительство старшего брата Пьера-Антуана, который с приходом к власти нацистов открыто поддержал новую власть и даже вошёл в администрацию коллаборационистов. Пьер Кусто открыто выступал во французской печати с пронацистскими статьями и, вероятно, пользовался большим влиянием в нацистской прессе и кинематографе. Как бы там ни было, но в 1942 году семья Кусто переехала в прибрежный Марсель, где располагалась одна из мощных морских баз немцев. Здесь Жак-Ив продолжил свои опыты по созданию подводного дыхательного аппарата и погружения с остальными двумя «мушкетёрами», которые по его призыву тоже перебрались в Марсель.

Конечно, это вызывает некоторое удивление. С одной стороны Жак-Ив занимался разведывательной деятельностью в пользу Сопротивления – в 1946 году он был удостоен ордена Почётного легиона за то, что во время войны добыл секретные коды итальянского военного флота. С другой стороны от военных властей и внимания разведок – немецкой, французской, английской, американской, итальянской – не могли ускользнуть настойчивые изыскания Кусто в области создания средства ведения скрытой подводной войны. А как ещё можно оценить акваланг с военной точки зрения? И… никто его не тронул. Вообще, никто! Даже не приблизился, не предложил сотрудничество – если, конечно, опираться на книги самого Кусто и открытые источники.

Впрочем, могло иметь место и другое. Кусто вполне мог работать на одну из разведок. Скорее всего, это были французская или английская разведка. Не исключено сотрудничество и с американцами. Во всяком случае, союзники после окончания войны не только не обвинили Кусто во всех смертных грехах, но наградили его и посодействовали его дальнейшей карьере (военной и гражданской). Вероятно, чего-то мы до сих пор в этой истории не знаем…

Read more...

Вспоминая Жака-Ива Кусто: Погружение

Продолжение. Начало здесь: "Вспоминая Кусто".

Жак-Ив КустоВсё, что оставалось Жаку-Иву после тяжелой травмы – уйти с военной службы в отставку по инвалидности. Кусто выбрал другой путь. Он обратился с рапортом к начальству, попросив направить его на один из французских военных кораблей. Пусть он был несостоявшимся лётчиком, звание мичмана французского флота у него ещё никто не отобрал.

И командование пошло молодому офицеру навстречу. Жак-Ив Кусто получил назначение в Тулон на базировавшийся там крейсер «Сюффрен» в качестве инструктора учебного подразделения корабля. А когда «Сюффрен» отправился в дальний океанский поход, Кусто был переведён на другой крейсер – «Кодерсель». Он рвался в плаванье, но ему прозрачно намекнули – будь благодарен и за то, что ты вообще остался на флоте. И Кусто отступился…

Всё свободное время он посвящал плаванию. Кусто тренировал больную руку и травмированный позвоночник. Он считал, что морская вода и активные физические упражнения помогут ему быстро восстановиться. И не просчитался. Его труды были вознаграждены. К лету 1937 года он уже мог свободно шевелить пальцами руки и не испытывал при этом болей.

На «Кодерселе» у Кусто появились новые друзья, как потом оказалось, выпускники брестской морской академии, как и сам Жак-Ив. Это были два молодых офицера, бредившие подводным плаванием - Филипп Тайе и Фредерик Дюма (правда, с Дюма Жак-Ив познакомился годом позже). Их главным увлечением была подводная охота – с самодельным снаряжением и самодельным оружием в виде простого стального трезубца, которым они накалывали рыбу.

В конце мая 1937 года на военно-морской базе в Тулоне, на пустынном пляже Тулонского залива близ местечка Ле Мурильон произошло то, что перевернуло всю жизнь молодого Жака-Ива Кусто.

Read more...

Вспоминая Жака-Ива Кусто: Становление Командора

Продолжение. Начало здесь: "Явление Кусто"

Жак-Ив КустоПутешествовать Жак-Ив начал ещё подростком. Вместе с отцом, когда семья жила в Америке, он побывал во многих городах Соединённых Штатов (к слову, старший брат Пьер обычно не покидал пределов Нью-Йорка, где поселились Кусто). И повсюду, куда приезжали отец и сын Кусто, Жак-Ив живо интересовался местными обычаями, старался излазить окрестности, всё посмотреть и запомнить. К примеру, в Вермонте на озере Харвей, куда Жак-Ив попал в детский летний лагерь, он нырял с другими ребятами «наперегонки» - кто глубже нырнёт и дольше продержится под водой без воздуха.

А ещё он впитывал местную культуру. В Эльзасе Жак-Ив выучил немецкий язык, в Нью-Йорке – английский. Понимал испанскую речь, хотя в достаточной степени испанский так и не освоил.

После возвращения в Европу Жак-Ив приезжал на летние каникулы из Парижа в Марсель – к родителям и брату, тоже к этому моменту старавшемуся освободиться дел и посетить родительский дом (Пьер-Антуан уже закончил Сорбонну и выстраивал карьеру политического журналиста, обернувшуюся в конечном итоге   жизненной катастрофой). Но делал это Жак-Ив своеобразно, приезжая в Марсель лишь во второй половине августа. Полтора каникулярных месяца он тратил на самостоятельные путешествия, разъезжая по Франции, Англии, Испании и Германии.

С семнадцати лет путешествия стали его главной страстью. Он обожал странствия – не как турист, как исследователь.

Кусто никогда не оставлял впечатление богатыря, человека могучего, сильного физически. Но это обманчивое впечатление. Он был очень развит – во многом благодаря активным занятиям подводным плаванием, которые он не оставлял до глубокой старости. На пороге восьмидесятилетия Кусто даже сконструировал специальные гидрокостюм и акваланг, как он говорил, «для старичков». Это облегчённое снаряжение было проще надевать, проще с ним погружаться, хотя, конечно, уже не на особо большие глубины. И Кусто погружался – вместе с членами своей знаменитой команды. Нечасто, только по необходимости или по собственному желанию, которое его не оставляло даже в старости. Кусто обожал море. Подводный мир был его личной вселенной…

Read more...

Вспоминая Жака-Ива Кусто: Явление Кусто

Жак-Ив Кусто отметил бы 100 лет со дня рождения в этом году11 июня 1910 года в Сен-Андре-де-Кюбзаке, в провинции Жиронда, близ города Бордо, в семье Даниэля и Элизабет Кусто родился мальчик, которого назвали Жак-Ив. Он был младшим из двух сыновей. Старший брат Пьер-Антуан появился на свет четырьмя годами ранее - в 1906-м.

Сен-Андре-де-Кюбзак – городок, в котором жили предки семейства Кусто. Можно сказать, родовое гнездо. Здесь же на фамильном кладбище, закончив земной путь, нашли вечный покой все, кто принадлежал этой семье, в том числе и сам и сам Командор Жак-Ив Кусто… Но между рождением и кончиной были 87 лет жизни. И какой жизни!

Семья Кусто всегда отличалась особой одарённостью. Талантливым человеком был и Даниэль Кусто. Получив диплом юриста, Даниэль не пошёл в адвокаты, как его сокурсники, а стал европейским представителем двух американских компаний. Работа, которая позволяла жить ни в чём не нуждаясь, но была связана с постоянными разъездами. Поэтому детские годы мальчиков Кусто прошли в Париже, в Эльзасе, в США. Отец с семьёй разъезжал по миру, останавливаясь по делам компаний на год или два в разных городах. Но едва семья обживалась, как нужно было снова собираться в дорогу.

Матушка Жака-Ива Элизабет Кусто занималась исключительно хозяйством и детьми. Деньги в семье зарабатывал отец.

Младший сын супругов Кусто, Жак-Ив, был, конечно, любимчиком. Причём, не только родителей, но и старшего брата. Всего четыре года разницы, однако Пьер (в семье, в отличие от Жака-Ива, его чаще называли первым именем, опуская второе) чувствовал себя представителем едва ли ни другого поколения. Он раньше брата пошёл в школу и покровительствовал ему, когда школьником стал Жак-Ив. Пьер был защитником и примером для Жак-Ива. Когда старший брат увлёкся регби, этим же видом спорта занялся и младший. Поначалу это вызывало у Пьера иронию – младший Кусто был очень худым, почти субтильным (к слову, таким он оставался таким до конца дней). Но каково же было удивление Пьера, когда Жак-Ив стал… чемпионом Парижа по регби в составе студенческой команды!

Read more...

Saptsin Vladimir

Candidate of Physics and Mathematics,

associate professor of Information Science and Higher Mathematics Department at Ostrogradsky Kremenchug State Univerity.

Was born (1951) and raised in Kremenchug, Ukraine. During his school years took interest in electrical and radio engineering, physics, math, lathe and bench work.

 In 1968 graduated from school with distinction and entered the Moscow State University, where he attended lectures of prof. Ilyin V.A. (Higher Math), academician Leontovich M.A. (Electrodynamics), docent Krivchenkov V.D. (Quantum Mechanics), academician Lifshitz I.M. (Solid-State Physics), prof. Bonch-Bruevich V.L. (Theory of Semiconductors), etc. In the course of his junior and senior years he won the Lomonosov Scholarship.

In 1974 he graduated from univesity with distinction and began his postgraduate study at the Department of Semiconductor Physics (1974 - 1977). Under the supervision of Professor V.S.Vavilov he wrote a dissertation on experimental and theoretical research of hopping conductivity in submillimeter-wave region of spectrum.

After the defence of the dissertation in 1981, he left for the Baikonur to lecture at the branch establishment of MAI "Voskhod" (Leninsk). For 4 month he went through the internship at the  Physics Department of MAI, guided by prof. Alekseev B.V.

For a long time period since he had left Moscow he maintained his university relations, regularly consulted with Mironov A.G. - one of the leading theorists of Bonch-Bruevich's group, giving for Mironov's consideration all his "boundary" works of mathematical and theoretical kinds, gave lectures at the Department's common and theoretical seminars.

As soon as he'd moved from the refined university enviroment to the provinces, he realized, that it's possible to be engaged in true science away from metropoleis only if focusing on those promising researches, which run years or even decades ahead of contemporary world science trends.

After he'd proceeded to lead his own independent scientific effort, he kept on lecturing. For different time periods,  he taught Higher Math, Theory of Probability, General Physics, Theoretical Physics and its special chapters. All the while he carried on self-education (Group Theory,     Functional Analysis, Numerical Analysis, Laser Physics, Holography, Neural Networks, Mathematical Modelling, Ill-posed Problems, Pattern Recognition, Deterministic Chaos, Fractals, History of Maths and Physics, etc.).

In 1981 with the reference of Vavilov V.S. he was engaged to work at Samara Branch of Academy of Sciences' Physical Institute (branch was recently created on academician Basov's initiative), where he started to work on thermovision - new scientifical trend, which combined achievements of Semiconductor Physics, Optics, Mathematical Theory of Measuring and Digital Image Processing and its applications to Nondestructive Thermal Testing. In connection with that he contracted with Azovsky Mechano-Optical Factory, actively collaborated with pro-rector of Tomsk Polytechnical Institute Vavilov V.P. Inspired by Vavilov's advice, he entered doctoral degree program (1991-1995) at Lykov ITMO in Minsk. After finishing program, by force of circumstances he gave up science (then it seemed to him, that was for good), and for 4 years he was in private practice, where, as an insider, he was able to study economical mechanisms of  functioning and interaction of business and state under conditions of the real market.

Several times he went abroad (in 1984 - Dresden, Germany, in 1985 - Jena, Germany, in 1992 - Paris, France - scientific missions; 1998, Germany - business trip).

About 10 years ago he resumed lecturing, first in Minsk, Belarus, then in Kremenchug, Ukraine, where he returned to in 2003. There he participated in establishing the Economical Cybernetics Department at Kremenchug Institute of Dnepropetrovsk University of Economics and Law, and for 2 years was at the head of the department (2003-2005). That induced him to go deeper into the variety of subjects, adjancent to Economics, Cybernetics and Information Science (System Analysis, Electronic Commerce, Computer Networks, Discrete Mathematics,

Logic, etc.) Meanwhile he obtained a degree in Economics of Enterprise.

He notes, that he doesn't think of himself as a "pure" mathematician or theoretical physicist, however, he always seeks to gain a complete understanding of basic ideas and axiomatics of diverse mathematical (and some other) theories and to apply the results of this "boundary" analysis to his own research activities. What he learned not only from the history of science, but at first hand, is that there always was a problem to make the scientific community admit something that is boundary and doesn't fully belong to any of the related fields of knowledge. More than 15 years ago he wrote a doctoral dissertation on identification of object's and system's states in extremely sensitive realization of active nondestructive thermal testing. Dissertation committee members - Vavilov V.P., Doctor of Technical Sciences (Nondestructive Thermal Testing); Pytiev Yu.P., Doctor of Physical and Mathematical Sciences (Mathematical Theory of Measuring); Glasko V.B.,  (Inverse Problems of Mathematical Physics), all of them being experts in their own field, appreciated the work in whole, but said they couldn't substantially criticize parts of work that were outside their competence.

Author thinks, that results of this dissertation are still relevant and frontier, since they contain new methodological approaches to mathematical statement and solving algorithms of complex systems identification problems. Their practical implementation, owing to the great amount of computing required, has only recently become possible. There have also been developed conditions for the extending of the range, where aforementioned methodology can be applied, including problems of modelling of socio-economical, ecologocal and other badly formalized systems.

His academic interests now basically are in the fields of scientific knowledge that are not fully established yet, i.e. Complex Systems Theory, Constructivist Mathematics, Dynamic Chaos, Fractals, Quantum Econophysics.

Unfortunately, for various reasons  results of his scientifical researches haven't been effectively promoted, hence there are relatively few (approximately 70) published works, 17 of them were published during the last year (2009).

For the last few years he has been collaborating with theoretical physicist Soloviev V.N., Doctor of Physical and Mathematical Sciences, head of the Economical Cybernetics Department at Khmelnitsky National University of Cherkassy. Among the results of this collaboration is publication of their collective monograph "Relativistic quantum econophysics – new paradigms in complex system modelling", it's english version available in the arXiv:0907.1142v1 [physics.soc-ph] 7 Jul 2009.

 

Сапцин Владимир Михайлович, научная биография

Сапцин Владимир Михайлович, к.ф.-м.н., доцент кафедры информатики и высшей математики КГУ им. М.В. Остроградского, родился в 1951 г. в Кременчуге (Украина), там же рос и учился, увлекался электротехникой, радиотехникой, физикой, математикой, токарным и слесарным делом, в 1968 г. с медалью закончил среднюю школу № 18.  После школы поступил и с отличием закончил физический факультет МГУ (1968-1974 гг), на последних курсах был удостоен стипендии им. М.В. Ломоносова, затем продолжил обучение в очной аспирантуре МГУ (кафедра физики полупроводников, 1974-1977 гг.). Под руководством проф. Вавилова В. С. защитил диссертацию, связанную с экспериментальным и теоретическим исследованием прыжковой проводимости в субмиллиметровой области спектра (1981 г). Будучи студентом, слушал и штудировал лекции проф. Ильина В.А. (высшая математика), академика Леонтовича М.А. (электродинамика), доц. Кривченкова В.Д. (квантовая механика), академика Лифшица И.М. (физика твердого тела), проф. Бонч-Бруевича В.Л. (теория полупроводников) и многих других.  По окончанию аспирантуры по представлению кафедры участвовал в конкурсе для иногородних на зачисление в штат сотрудников физического факультета МГУ. Среди 4-х претендентов на два вакантных места с небольшим отрывом занял почетное третье (49 балов из 52), опередив аспиранта академика Хохлова Р.В. (решение принималось тайным голосованием 52-мя членами Ученого Совета факультета). Случившееся не считаю неудачей, поскольку, пройдя хорошую начальную школу, получил возможность дальнейший свой путь в науке выбирать самостоятельно.

На первом году аспирантуры по поручению комсомольской организации физического факультета руководил московским интернациональным строительным отрядом (110 человек, из них 30 иностранцев), принимавшим участие в строительстве здания ТАСС, Дома Советов РСФСР и общежития МГУ. Получил первый опыт  взаимодействия с  советскими партийными и хозяйственными руководителями. Не смотря на успешное завершение работ и хорошие финансовые показатели (2-е место среди московских стройотрядов) уже тогда понял, что административная работа не является моим призванием.

После окончания аспирантуры уехал на преподавательскую работу на Байконур (филиал МАИ «Восход», г. Ленинск), с мая по август 1977 г. проходил стажировку в МАИ на кафедре физики у проф., д.ф.-м.н. Б.В. Алексеева. Взявшись читать лекции (более 200 часов в год) и вести практические занятия со студентами, навсегда избавился от заикания, которое было моей проблемой с самого раннего детства.  Ее решению спсобствовало напутствие одного из моих учителей проф. В.Л. Бонч-Бруевича, сказавшего после моего первого публичного научного выступления в 1976 г. следующее:  «Наука – это Ваше, но учитесь говорить – умение донести свои результаты до аудитории – одна из необходимых составляющих профессии ученого.»

Покинув Москву, сохранил научные связи с университетом, около 20 лет постоянно получал консультации у Миронова А.Г., одного из ведущих теоретиков группы В.Л. Бонч-Бруевича, отдавая на его суд и обсуждая все свои «стыковые» работы теоретического и математического характера, выступал с докладами на общем и теоретическом семинарах кафедры.

Попав после элитного университетского окружения в провинциальную среду, рано понял, что заниматься наукой на перифирии можно, только концентрируя свое внимание на перспективных, но мало разработанныех направлениях, которые на годы опережают текущую мировую научную «моду».

Приступив к самостоятельной научной работе, сочетал ее с преподавательской, в разное время читая лекции по высшей математике и теории вероятностей, общей и теоретической физике, ее специальным главам,  одновременно занимаясь и самобразованием (теория групп, функциональный анализ, численные методы,  физика лазеров, голография, нейронные сети, математическое моделирование,  некорректные задачи, распознавание образов, детерминированный хаос, фракталы, история математики и физики и др.).

В 1980 г. по рекомендации Вавилова В.С. был приглашен на работу в Куйбышевский филиал ФИАН, созданный по инциативе академика Басова Н.Г., где занялся тепловидением – новым научно-техническим направлением, интегрирующим достижения физики полупроводников, оптики, математической теории измерений и цифровой обработки изображений, а также его приложениями к неразрушающему тепловому контролю. По этой тематике вел хоздоговора с Азовским оптико-механическим заводом, активно сотрудничал с проректором Томского политехнического института, д.т.н. Вавиловым В.П. По его рекомендации работу в этом направлении продолжил в очной целевой докторантуре в Минске, в ИТМО им. А.В.Лыкова (1991-1995 г.). По ее окончанию, в силу обстоятельств, сложившихся на пост-советском пространстве, оставил (как тогда казалось – навсегда) научную деятельность. Около четырех лет занимался реализацией коммерческих проектов в частной минской компании (ОАО «Евроатра», Калинин А.Ф.), курировавшей тогда весь игровой бизнес Беларуси, сотрудничал с немецкими фирмами. По поручению руководства компании организовал и запустил первое в Беларуси лицензированное серийное  производство игровых видеоавтоматов на арендованных площадях ПО «Горизонт». Получил возможность «изнутри» и на практике изучить экономические механизмы функционирования частного бизнеса и государственных предприятий в условиях реального рынка.

Неоднократно выезжал за рубеж в служебные командировки (1984 г, Дрезден, участие в  конференции в составе делегации от АН СССР, 1985 г., Йена, научная командировка, 1992 г.,  Париж, участие в конференции в составе делегации от СНГ, приглашенный доклад, 1998 г., Германия, деловая поездка).

Последние 10 лет в основном преподавал, вначале в Минске, а с 2003 г. – по возращению в Украину - в Кременчуге. Волею обстоятельств принимал участие в создании и два года возглавлял кафедру экономической кибернетики в КИ ДУЭП (2003-2005 гг.), что вынудило вникнуть во множество дисциплин, лежащих на стыке экономики, кибернетики и информатики (системный анализ,  электронная коммерция, компьютерные сети, дискретная математика, логика и др.). Получил второе высшее образование и диплом специалиста по экономике предприятия.

Отмечу, что не считаю себя «чистым» математиком (как и профессиональным физиком-теоретиком). Еще в студенческие годы, участвуя в тренировочных подмосковных походах секции альпинистов МГУ, запомнил слова почетного члена секции, одного из классиков математики 20-го столетия, Б.Н. Делоне: «Математиком, как и музыкантом, нельзя стать – им можно только родиться». Тем не менее, занимаясь прикладными задачами, всегда стремился и не безуспешно разобраться в основополагающих идеях и аксиоматике разноплановых математических (и не только математических) теорий и применить в своей научной деятельности результаты такого «стыкового» анализа.

С проблемой «донести» что-то, лежащее в пограничной для ряда научных направлений области, автор знаком не только из истории науки, но и на личном опыте. Более 15 лет назад, к завершению докторантуры в ИТМО, мною была написана докторскя диссертации на тему «Идентификация состояний объекта и системы в высокочувствительных реализациях активного теплового неразрушающего инфракрасного контроля». Консультанты и потенциальные оппоненты работы, являясь ведущими специалистами в своих областях (д.т.н. Вавилов В.П., тепловой неразрушающий контроль, ТПИ, д.ф.-м.н. Пытьев Ю.П., математическая теория измерений, МГУ и д.ф.-м.н. Гласко В.Б., обратные задачи математической физики, МГУ), оценивая ее в целом положительно, отмечали, что содержательную критику могут навести только на одну, «свою» треть диссертации – остальное находится за пределами интересов их  научных школ.

Результаты этой диссертационной работы, по мнению автора, и в настоящее время остаются «стыковыми» и актуальными, поскольку содержат новые методологические подходы (в свое время не вполне осознанные) к математической постановке и алгоритмам решения задач идентификации сложных систем. Их практическая реализация, в связи с большими объемами вычислений, становится возможной только сейчас. Созрели условия и для расширения спектра применений заложенной в диссертационной работе методологии, в том числе и на задачи моделирования социально-экономических, биологических, экологических и других плохо формализуемых  систем. Основные интересы автора в настоящее время – в области еще до конца не установившихся научных направлений – теория сложных систем, конструктивистская математика, динамический хаос, фракталы, квантовая эконофизика.

К сожалению, по ряду объективных и субъективных причин мало занимался рекламой и продвижением полученных научных результатов, чем объясняется относительно небольшое общее количество (около 70) опубликованных работ, из которых 17 вышло за прошедший 2009 г.

Последние годы сотрудничаю с заведующим кафедрой экономической кибернетики ЧНУ им. Б. Хмельникого, физиком-теоретиком, д.ф.-м.н. Соловьевым В.Н. Одним из результатов работы явился выход совместной монографии «Релятивистская квантовая эконофизика. Новые парадигмы моделирования сложных систем», англоязычный вариант которой опубликован в международном электронном журнале Корнельского универсистета arXiv:0907.1142v1 [physics.soc-ph] 7 Jul 2009.

 

P.S.  К особенностям характера, повлиявшим на мой путь в науке, должен отнести следующее:

1) Практически никогда не отказывался от работ, которые мне поручали, и часто оказывался в положении брошенного «грудью на амбразуру».

2) Старался порученное дело сделать качественно, причем не только по форме, но и по существу, что не всегда позволяло вовремя получить нужные результаты.

3) Никогда не гнался за «длинным рублем», не стремился занять высокие должности и получить большие регалии, из-за чего часто среди  окружающих и коллег наталкивался на непонимание мотивации своей деятельности.