Loading

Программы восстановления лесов Китая: большой успех или всего лишь иллюзия?

Создано 20.01.2012 09:31
Автор: Биктимирова Неля

Китай предпринял амбициозные инициативы по восстановлению лесов, которые резко увеличили площадь лесного покрова за последнее десятилетие. Но сейчас ученые поднимают вопрос о том, насколько эффективными окажутся эти грандиозные проекты.

Китай предпринял амбициозные инициативы по восстановлению лесов, которые резко увеличили площадь лесного покрова за последнее десятилетие. Но сейчас ученые поднимают вопрос о том, насколько эффективными окажутся эти грандиозные проекты.

В Китае масштабная деградация окружающей среды, вызванная обезлесением, была очевидна еще 2,000 лет назад, когда великий водный путь, в то время называемый просто “Река”, заметно преобразовался. Валка леса на всем протяжении побережья реки уничтожила корневую систему, удерживающую эрозию под контролем, позволив тоннам седиментов распространить свои окрашивающие вещества на то, что с тех пор стало известно, как Желтая Река.

В годы после Второй мировой войны с бумом роста населения и всеобщим стремлением к индустриализации Китай стал эпицентром мирового обезлесения, расчищающим землю в массовых масштабах для целей, варьирующихся от выращивания большего объема продовольствия до заправки топливом печей для плавления стали. В последнее время, однако, страна, по-видимому, меняет данный тренд на противоположный, в основном с помощью крупномасштабных кампаний по посадке деревьев. В первой декаде нового тысячелетия Китай ежегодно увеличивает площадь лесного покрова на 11,500 кв. миль (29772 кв. км) – территорию размером со штат Массачусетс, - говорится в докладе ООН 2011 года.

Но ученые и природоохранные организации начинают высказывать опасения относительно долгосрочной жизнеспособности значительных аспектов китайской волны восстановления лесов. Наибольшую озабоченность вызывает посадка крупных полос неместных древесных пород, многие из которых погибают из-за того, что их потребности в воде слишком велики для засушливых районов, где они посажены. Кроме того, Китай выращивает большие монокультурные плантации, биоразнообразие в которых низко.

В первой декаде нового тысячелетия Китай ежегодно увеличивает площадь лесного покрова на 11,500 кв. миль (29772 кв. км) – территорию размером со штат Массачусетс, - говорится в докладе ООН 2011 года.

Некоторые международные природоохранные организации совместно с китайскими партнерами запустили небольшие проекты по восстановлению лесов и лугов, используя местные виды. Еще остается выяснить, помогут ли эти рискованные проекты открыть новую эру более экологически здорового восстановления лесов в Китае.

Один из проектов, который тщательно изучался китайскими и иностранными учеными – грандиозный многодекадный план, направленный на уменьшение опустынивания – крупнейший из нескольких региональных попыток увеличить площадь лесного покрова в Китае. Запущенная в 1978 и планирующаяся до 2050 года программа Three Norths Shelterbelt Development, неформально называемая “Великая Зеленая Стена” (“Great Green Wall”), была разработана с целью посадки около 90 миллионов акров (36000000 га) нового леса в поясе, протягивающемся на 2,800 миль (4505 км) по территории северного Китая.

Это могло бы сделать его крупнейшим проектом экологического возрождения из когда либо реализовавшихся. Но некоторые ученые, которые исследовали долгосрочные тенденции, предположили, что эта крупномасштабная кампания по посадке деревьев далеко не то чудо, которым кажется. Jiang Gaoming, эколог Китайской Академии наук, охарактеризовал проект больше как “сказку”.

Деревья были посажены путем разбрасывания миллионов семян с самолета и ручной посадки еще миллионов маленьких саженцев. Но в обширном анализе таких усилий по “лесовозобновлению”, опубликованном в прошлом году в журнале Earth Science Reviews, ученый Университета лесоводства Пекина Shixiong Cao и пять его соавторов сообщили: наземная съемка показала, что со временем до 85 процентов посадок не прижились.

По мере расширения пустынь в Китае они дают пищу чудовищным пыльным бурям — желым драконам, которые по-прежнему регулярно забивают воздух и Пекина, и даже Кореи.

Программа Great Green Wall была разработана для обращения вспять десятилетий опустынивания. По мере расширения пустынь в Китае они дают пищу чудовищным пыльным бурям — “желым драконам”, которые по-прежнему регулярно забивают воздух и Пекина, и даже Кореи. Great Green Wall была нацелена на быстрое обращение вспять распространения пустынь путем посадки быстрорастущих деревьев, таких как осины, которые быстро развивают глубокую сеть стабилизирующих почву корней и формируют тенистую крону. Новый лес мог бы потенциально приносить некоторые экономические выгоды в виде древесного волокна для целлюлозы для производства бумаги или строительного материала.

Даже если они были посажены в полуаридном районе, где исторически преобладала покрытая травой степь, эти деревья казались подходящим выбором, поскольку способны извлекать воду, хранящуюся глубоко в почве.

Тем не менее, по словам David Shankman, географа из Университета Алабамы и соавтора исследования, по прошествии нескольких лет или десятилетий насаждения проявляют тенденцию к сокращению влажности почвы и массовой гибели, просто потому, что посаженные виды “не являются присущими региону и не переносят местных условий”.

Из-за эволюционирования в данной местности эндемичная растительность функционирует в равновесии с доступными для нее ресурсами, включая воду. В первые годы вновь посаженные виды деревьев, казалось, не страдали, поскольку с успехом погружали свои корни все глубже в поисках хранящихся запасов почвенной влаги.

Но как объясняют эксперты: “Это, однако, лишь откладывает неизбежное: высыхание поверхностных слоев почвы влечет за собой сокращение воды в глубоких слоях, что приводит к понижению горизонта грунтовых вод и высокому уровню смертности деревьев, когда корни дерева больше не в состоянии доставать воду из глубоких слоев почвы”.

Другими словами, дальше наступают финальный сухой цикл, и мучимые жаждой деревья, которые, казалось, буйно росли, внезапно погибают.

Усилия по контролю опустынивания и эрозии почвы не увенчались большим успехом, -приходят к выводу Cao и его коллеги-исследователи, отмечая, что недавнее исследование дает понять: гигантское усилие сделало мало даже для ослабления великих китайских пыльных бурь.

Доклад в Earth Science Reviews предполагает, что экологические проблемы начинаются даже раньше, чем страдающие от жажды деревья начинают умирать одно за другим. Пока деревья все еще растут, они забирают воду, которая иначе была бы недоступна для поверхностно укореняющихся эндемичных злаковых трав и кустарников. Тем временем их ветки и листья формируют плотную крону, дающую такую тень, которая препятствует фотосинтезу более мелких растений на лесной почве. Когда эти растения вымирают, поверхность почвы в лесу подвергается ветровой эрозии – проблеме, ради предотвращения которой эти деревья были посажены.

“Усилия по контролю опустынивания и эрозии почвы не увенчались большим успехом”, - приходят к выводу Cao и его коллеги-исследователи, отмечая, что недавнее исследование дает понять: гигантское усилие сделало мало даже для ослабления великих китайских пыльных бурь.

В сентябре в журнале Nature Jianchu Xu, старший научный сотрудник Всемирного центра агролесоводства и профессор института ботаники Куньмина Китайской Академии наук, разделяет озабоченность по поводу опасности посадки плохо адаптированных древесных пород в засушливых регионах Китая, отмечая, что эндемичные многолетние травы “с их мощной корневой системой были бы лучшей защитой поверхностного слоя почвы”.

Он также отметил, что лесопосадки, по-видимому, обусловлены коммерческими соображениями. Монокультурные плантации в случае успеха могут в итоге принести экономические выгоды в виде бруса, древесного волокна для целлюлозно-бумажной промышленности, резины и даже продовольствия в виде фруктов. Но, замечает Xu: “Монокультурные плантации таят малое биоразнообразие, они практически не предоставляют местообитания для многих находящихся под угрозой лесных видов Китая. Плантации производят меньше листового опада и иных органических ресурсов, чем местные леса, так что почвенная флора и фауна сокращается... Разведение леса в регионах, испытывающих нехватку воды, может дать ветрозащитные полосы, и древесные плантации обеспечивают некоторое хранилище углерода, но эти выгоды оборачиваются высокой ценой для других экологических функций”.

Китайское государственное управление лесоводства начало сотрудничество по проектам, направленным на восстановление местных видов.

Что может работать? Следование естественному. Кроме защиты оставшихся местных экосистем, некоторые исследования предполагают, что простое предотвращение дальнейшей неправильной эксплуатации деградировавших экосистем может позволить им восстановиться.

Китайский эколог Jiang Gaoming призвал “лечить землю с помощью нее самой”. В районе Внутренней Монголии, называемой “Песчаная земля Hunshandake”, его команда исследователей продемонстрировала, что эндемичные луга самостоятельно восстанавливаются уже за два года при условии установки ограждений, чтобы избежать выпаса скота и иного человеческого вмешательства.

Один проект, реализуемый на юго-западе Китая в партнерстве между организацией Conservation International и китайским Центром во имя природы и общества, может служить лучшим примером. На территории в 100,000 кв. миль (2588881 кв. км.), включающей экосистемы, варьирующиеся от хвойных и широколиственных лесов до лугов, водно-болотных угодий и бамбуковых рощ, проект уже восстановил более 12,000 акров (4800 га), используя эндемичные виды.

Китайское государственное управление лесоводства в свою очередь дало понять, что получило месседж. Оно начало сотрудничество по проектам, направленным на восстановление именно местных видов. Управление работает с организацией Climate Community and Biodiversity Alliance (CCBA), в члены которой входят Conservation International, Nature Conservancy и Rainforest Alliance.

Один из первых предложенных проектов предполагает облесение более 10,000 акров (4000 га) серьезно деградировавших бывших лесных земель в пяти округах провинции Сычуань, горной области, окружающей участки верхнего течения рек Янцзы и Дадухе. Местность в целом классифицируется управлениями по защите окружающей среды Китая как “биологические горячие точки”, включающие в себя – там, где они еще не тронуты – места обитания гигантской панды.

Следуя новым стандартам, разработанным CCBA, проект будет главным образом использовать местные виды, включая китайскую белую сосну, китайский кедр, местные виды пихты, ели, тополя и ольхи. Вдобавок к секвестированию прогнозируемых 41,000 тонн парниковых газов ежегодно, проект создаст один миллион человеко-часов работ по посадке деревьев, прорежению лесонасаждений, и – когда лес повзрослеет – выборочной заготовке лесоматериала.

Источник: E360.yale.edu

Комментарии: